Москва
24 февраля 2014

Алексей Немов: Надо делать больше добра

Алексей Немов: Надо делать больше добра

4-кратный Олимпийский чемпион по спортивной гимнастике Алексей Немов рассказал корреспонденту Газеты Мастерславля о профессии спортсмена и своих правилах общения с людьми.

Газета Мастерславля: Алексей, ты можешь сказать сейчас, что ты счастлив и дошел до того уровня, до которого хотел?

АН: Век живи, век учись. Нет предела совершенству, но на данный момент мне действительно комфортно с самим собой.

ГМ: Тебя безумно любит народ. Ты любишь общаться с людьми?

АН: Конечно, общение с людьми это тяжелая работа, потому что каждый человек индивидуален и никогда не знаешь, на кого попадешь. Я стараюсь со всеми людьми находить общий язык независимо от того, нравятся они мне или нет. Все мы люди. Мы должны понимать друг друга, потому что на одной земле живем, а жизнь, на мой взгляд, это бумеранг. Все возвращается к нам, поэтому я своих детей учу, что надо делать больше добра в жизни, в том числе своим близким. Меня мама так воспитала. Жизнь бывает нелегкой, но трудности это шлагбаум, который нужно преодолеть.

ГМ: Кто твои родители?

АН: Родители у меня простые. Ты знаешь, меня мама одна воспитала. Не получилось у них с отцом. С четырех с половиной лет она отдала меня в гимнастику, я прозанимался полгода, но тренеры сказали, что еще маленький. Я пришел через полтора года и с 6-7 лет начал активно заниматься гимнастикой.

ГМ: Мне даже сейчас страшно спрашивать, кем ты хотел быть.

АН: Я помню, в садике проходили линейки и воспитатели меня спрашивали: «Леша, кем ты хочешь стать?». Тогда модно было быть космонавтом, а я сказал: тренером. Хотя сейчас я понимаю, что эта профессия далеко от меня, потому что я хочу все быстро и сразу, а работа тренера терпеливая, многолетняя и еще неизвестно, что получится.

ГМ: Значит, тренером ты не стал?

АН: Не стал. Я помогаю своим ребятам в сборной иногда, приезжаю на сборы, но вырастить из маленького человечка олимпийского чемпиона очень сложно. У меня терпения, мне кажется, не хватит. Я преклоняюсь перед своим тренером Евгением Григорьевичем Николко, который вывел меня на высокий уровень, и перед всеми учителями, которые долгие годы работают над тем, чтобы передать свои знания молодому поколению. Это очень сложно.

ГМ: Каким должен быть тренер?

АН: Задача взрослых людей — сделать так, чтобы детям, которые пришли в спортивную секцию, было интересно и радостно. Конечно, нельзя сказать, что всегда идешь на тренировку, как на праздник. Часто бывает тяжело. Но на начальном этапе нужно уметь с детьми разговаривать на их языке. Почему меня привлекала гимнастика? Мне было интересно прыгать на батуте, бегать по поролоновой яме, лазать по канату. Мы балдели от того, что приходили в зал.

ГМ: Что дала тебе эта профессия?

АН: Я могу сказать, что мне очень много дала жизнь. Сбылась моя спортивная мечта. Я стал олимпийским чемпионом. Я сегодня могу общаться с людьми, которых знает вся страна. Для меня важно уважение людей со стороны, которые понимают, как тяжело даются успехи в спорте. Я очень благодарен спорту за то, что он дал мне возможность реализовать себя и до сих пор помогает идти по жизни и наслаждаться ею такой, какая она есть.

ГМ: Что помогает достичь успеха?

Спорт это преодоление себя. Я понял, что если ты пашешь и работаешь от души, то все обязательно получится. Конечно, очень важна семья и те, кто тебя поддерживает в трудные минуты — друзья, коллеги по работе.

ГМ: Скажи мне про тот случай, когда ты успокаивал зал? Что это было?

АН: Ситуация была на Олимпийских играх в 2004 году. Я попал в финал упражнений на перекладине, подготовив очень серьезную программу. С тренером мы ее обкатывали практически три года на разных соревнованиях, чтобы к Олимпийским играм подойти с настроем на победу. Но после того, как я выполнил упражнение, судьи мне поставили низкую оценку, которая не позволяла быть в тройке призеров в этом виде упражнения.

Обычно с каждой Олимпиады я привозил по два золота, и в итоге у меня получилось 12 медалей, 6 на одной Олимпиаде и 6 на другой. И вот наступил 2004 год, после которого я думал, что уйду спокойно, завоевав какую-нибудь медаль. Хотелось бы, конечно, золотую...

И вот сижу я, снимаю накладки, на которых работал, кладу в сумку и думаю: ведь я же никогда с Олимпиады не уезжал без золота и вообще без медали, а тут так... Вдруг слышу: народ негодует. 5 минут, семь, восемь, десять. Я не ожидал, что люди так оценят мое выступление. Не профессионалы, которые знают, что я сделал очень сложную программу, сложнейшую на тот момент в мире. Такое неодобрение судейства для меня было очень серьезным шагом.

ГМ: В этот момент ты стал больше, чем олимпийским чемпионом.

АН: Я посчитал, что нужно выйти на подиум, потому что после меня должны были выступать другие ребята. Это был прецедент, и надо было успокоить зал. Я и сейчас говорю огромное спасибо тем людям, которые болели за меня. Эта поддержка была очень важным моментом в моей жизни. Слава Богу, что я достойно закончил свою спортивную карьеру.